Оглавление
Дягилев В.А."Био + физика ГунФу"
Семинар
Встреча с Учителем
Что же такое Гунфу?
Психология ГУНФУ.
Подготовка к турниру по рукопашному бою
Турнир
Свет далеких звезд и жизнь на земле.
Газопылевые облака – Уцзи – «колыбель» звезд
Тайна света Звезды
Зеркало жизни – молекулы левые и правые.
Молекулы и поляризованный свет.
Загадка метеорита
Свет Дао и жизнь
В Доме у Шифу.
Ночь в Чуйской долине
Дыхание и Космические силы
Универсальная Космическая Энергия – протонно-электронные ветры
Рукопашный бой в ВДВ
Хирургия и Душа
Стиль Рукопашного боя
Лаборатория тела.
Мастера цигун и гунфу школы Лун ху цюань
Все страницы

 

Что же такое Гунфу?

 

-Вот у Вас на Украине жители сельской местности и столицы произносят одни и те же слова по-разному. Говор западных украинцев разительно отличается от говора восточных, но всех объединяет литературный украинский язык. То же самое и с китайским языком.

 

Скорее всего, термины - уродцы типа кунфу, конфу пришли в западные языки благодаря неправильному прочтению транскрипции, с какого-нибудь романского языка. Например, с французского.

 

Образованными людьми гунфу понималось как «подвижничество», достижение «предела» в любом высоко - достойном виде деятельности. Но главный смысл гунфу - постижение тайн мироздания, существование человека в гармонии с его законами. Входящий в слово гунфу иероглиф гун, толковался, прежде всего, как “подвиг”, “высокое деяние”. Но он означает так же “действие”, “работу”, - начал свое разъяснение Шифу.

-Шифу! Я несколько лет изучал японский язык и китайские иероглифы. Самое ценное, что мне удалось приобрести от этих занятий, так это проникновение в смысл этимологии иероглифа.

 

Иероглиф гун, состоит из трех черт: верхней горизонтальной, символизирующей небо, нижней горизонтальной - землю и вертикальной черты, соединяющей первые две, которая подчеркивает взаимодействие неба и земли. Это взаимодействие древними китайцами воспринималось, как проявление работы в виде природных явлений (осадков, молнии, ветра, урагана, грозы и тому подобное), а также работа, которую выполняет растение при своём росте от земли вверх к небу. Но вся эта работа должна управляться и направляться дее-силой. Поэтому с права стоит иероглиф сила. Второй иероглиф обозначает «Совершенный, благородный муж» (Цзюньши). Знания, мастерство, которого настолько велико, что он в своем могуществе и умении достиг вершин неба, не остановился а пошёл ещё выше. Изображается этот иероглиф в виде человека с широко расставленными ногами и разведенными руками в стороны, подчеркивая его величие. Верхняя часть этого иероглифа пронизывает горизонтальную черту, символизирующую небо. Поэтому в целом гунфу можно перевести, как мастерство, искусная работа.

 

 

ГУН            ФУ

-Да, можно и так, - согласился Шифу. Раньше в народе и в китайской культуре слово гун обозначало способ приобщения к могуществу природных и духовных сил, а чтобы их приобрести, нужно работать тренироваться, упражняться и овладевать духовными практиками. Поэтому есть еще одно значение гун, просто «упражнение». В народной культуре термином гунфу стали называть те виды практики, в которых общение с природой играло особую роль, а также наименованием высшего мастерства, достигнутого самоотверженным трудом.

 

Ныне это понятие часто толкуется как обозначение усилий и времени, затраченных на овладение мастерством цигун и ушу.

 

Например, система Фын по школе «Дракон – Тигр», есть строго выверенная методика, учитывает сезон начала работы, время суток, выбор места для занятий, тип и ритм дыхания, а также принципы правильного питания, и все это для привлечения природных сил с целью оздоровления человека.

Гимнастические упражнения, зародившиеся в Тибетской традиции оздоровления и омоложения человеческого тела, а также в лоне даосской йоги, со временем разделились на два направления – оздоровительное и военно-прикладное, которые, впрочем, имеют немало точек пересечения.

Важное направление оздоровительной гимнастики, включающее разнообразные методы, обозначается общим понятием даоинь (растягивание и сжимание тела). Вместе с дыхательными упражнениями их нередко называют также нейгун (внутренняя деятельность), а в самом общем значении гунфу, то есть «усердная работа», «старательная тренировка».

 

Особую популярность и общекультурную значимость понятие гунфу приобрело в школах медитативного «внутреннего искусства» (нейгун) и в одном из направлений боевых искусств - ушу, известном под названием «внутренняя семья» (нэйцзя). Они сочетали пассивно-медитативную практику с физическими упражнениями, гигиеническими предписаниями и были нацелены на «пестование природных свойств», «просветление изначального лика» человека. Целью их занятий было – аккумулировать в организме жизненную энергию, контролировать и направлять ее движение для активизации всех физиологических и психических процессов в организме. Слово гунфу употреблялось в двух основных смыслах: высшее откровение на пути самопостижения, обретение мастерства как способности духа принимать чудесности мира и доверять ему, а также совокупность времени и усилий, затраченных на достижение такого мастерства.

В ушу гунфу в связи с этим понималось как проникновение во внутреннюю изначальную природу вещей и явлений через практику боевых искусств, в результате которой постепенно преодолеваются «внешние формы» и рождается истинное «внутреннее, духовное искусство».

Со временем под гунфу стали понимать вообще боевые искусства и традиционные системы психофизиологической саморегуляции (цигун). Например, с помощью цигунжесткого» типа) тело приобретает способность выдерживать немыслимые перегрузки. В большей или меньшей степени к практике цигун обращались все образованные люди, поскольку без овладения ци считалось невозможным заниматься ни каллиграфией, ни живописью, ни поэзией, ни астрономией, ни фехтованием, ни стрельбой из лука.

Под гунфу понимаются также конкретные методики тренировки, например - комплекс методов укрепления костей, мышц, сухожилий, отработки ударов, раскрытие энергетических особенностей организма, воспитание жесткости и мягкости, а также «работа со стихиями». Функция пяти первоэлементов и их значение для человека в разных школах трактовались по-разному, а набор соответствующих упражнений сильно варьировался в зависимости от той или иной системы цигун, - закончил свои пояснения термина гунфу, Шифу.

Теперь все это предстояло увидеть.

Первая совместная тренировка началась с комплекса дыхательных упражнений. Затем Шифу продемонстрировал базовые упражнения школы «Дракон – Тигр», так называемые «звериные» стили. Мягкие, крадущиеся перемещения в стиле «тигра», очень низкие стойки, чередовались с резкими выпадами и страшными ударами «тигровой лапой». В стиле птицы Шифу делал упор на правильную позу, чувство равновесия. Этот стиль напичкан обилием высоких стоек, перескоков. Движения проходили в самых неожиданных ракурсах в виде серии широких ошеломляющих махов и зигзагообразных движений. Атака, как правило, заканчивалась сложенными в пучок пальцами наподобие клюва. Стиль «змеи», завораживал такой гибкостью, будто тело Шифу было полностью лишено костей. Неожиданно серьезное выражение лица Шифу сменили гримасы и ужимки. «Перевоплотившись» в обезьяну он полностью расслабился. Удары в стиле «обезьяны» были необычайно разнообразны и уникальны. Обезьяна – шлепала с размаху, била костяшками пальцев, чесалась за ухом, пиналась, выполняла поразительные прыжки и даже сальто. Перемещения обезьяны в раскачку и ее позы говорили, что она занята больше собой, чем окружением. Она была постоянно в движении ни секунды на месте. Необыкновенная подвижность, есть характерная черта стиля «обезьяны», которую как настоящий клоун продемонстрировал Шифу. В завершении демонстрации мастер перешел к стилю «дракона». Широко расставленные руки в виде «пасти дракона» вращались по замысловатой траектории. Удары типа рука-копье вылетали со скоростью молнии из шарообразного вращения.

-Ученик школы должен мысленно перевоплотиться в зверя или птицу и вести себя так, как мог бы вести себя тигр, дракон или обезьяна, если бы они «переселились» в тело человека.

В каждом «зверином» стиле мельчайшие нюансы поведения животного проанализированы на энергетическом уровне и увязаны с общими положениями теории боевых искусств. Боевые навыки отдельного животного, а иногда и двух, например, в школе «Дракон-Тигр» как бы накладываются на классические схемы движений соотнесенные с триграммами и гексаграммами «Книги перемен», с зодиакальной космологической символикой, с «пятью первоэлементами», с учением об энергетических меридианах. Таким образом, каждый «звериный» стиль есть часть целого, часть единого гигантского комплекса психофизического тренинга, - поучал учитель.

После непродолжительного отдыха, приступили к поединкам. Шифу сразу предложил работу против нескольких противников.

 

Анатолий Попович и я выполнили приветственный поклон и стали в боевые позиции. Я сразу же бросился в атаку на Шифу, рассыпая серию мощных и быстрых ударов. Молодость и напор были главным моим оружием. Для многих моих противников этого было бы достаточно, чтобы сокрушить их. Шифу, мягко блокировал мои выпады, сделал обманное движение, звонко залепил открытой ладонью в ухо. Тысяча колокольчиков зазвенели у меня в голове. Попович пустил в ход стиль «змей», пытаясь уязвить нашего «противника» в открытые места. Замысловатые перемещения мастера спутали наши планы. Теперь мы взяли его в «клещи» и не сговариваясь атаковали одновременно, пытаясь применить приемы, которые знали. Сделав резкий выпад к ближайшему противнику Шифу завертелся как волчок и только реакция, и высокий прыжок спасли меня от падения на пол. Мой партнер не отставал, постоянно атаковал. Наши совместные действия превратились в сплошной клубок ударов, блоков, подсечек, кувырков. И каждый раз наш противник умудрялся уклониться, поставить блок, перейти в контратаку, быстро перемещаться и менять стили защиты и нападения. Вдруг Шифу остановился, и сделал вид, что «читает книгу». Мы собрались с силами и вновь обрушились на него. Я попытался нанести удар в грудь, но открытая «лапа тигра» остановила кулак. Тут же последовала серия точечных ударов по предплечью, плечу, ключице и обхватывающее движение вокруг шеи, прервало мою атаку. Руки как-то странно онемели и я внезапно утратил всякую способность защищаться. Напарник, видя мое затруднительное положение, активно бросился в атаку, но замысловатым приемом был мягко повержен на пол. Все замерли в приветственном поклоне.

Совместную тренировку завершили, восстановительными дыхательными упражнениями.